NarodyArktiki 2019

Священный олень

Шаманская космология

                  Согласно религиозным представлениям эвенов, каждое дерево обладает душой – ханян. Внутри некоторых деревьев обитают духи – хозяева определенной местности. Духи-хозяева местности могли показаться людям в виде собаки, ворона, седой старухи. Они жили в срединном мире вместе с людьми. Олени в стаде, внезапно пугаясь, по объяснениям эвенов, тем самым обнаруживали нахождение поблизости хозяина местности. Поэтому существовал обычай задабривать духов, для чего во время охоты на дикого оленя сохранялось некоторое их количество. Считалось, что иначе дух-хозяин местности может обидеться и отвести удачу.

                   По воззрениям эвенов, вся природа, земля, воздух, вода, горы, долины, вся тундра была заселена невидимыми существами, которые всегда находились рядом и постоянно влияли на жизнь людей, в зависимости от отношения каждого человека к ним и к той природной сфере, которую эти существа представляли. Так в повседневной жизни этноса реализовывалась экологическая связь между человеком и природой.

                 Эвены никогда не выражали недовольство природными явлениями, будь это пурга, сильный снег, дождь, жара или ветер, так как считалось, что в природе существует некоторое равновесие между хорошими и плохими явлениями природы, а погода зависит от поведения человека, от соблюдения им традиций, обычаев, этнических норм. Так, эвены носили мягкую обувь, сшитую из оленьих шкур носками вверх, чтобы не поранить землю.

                 У эвенов существовали обычаи, которые выражали их отношение к природе. Места постоянной охоты или маршрут оленьих стад называли Ынъын туур – «мать-земля – родина», воспринимали как родной дом, поэтому они угощали и «кормили» огонь костра. Эвены посвящали огню дары – разноцветные тканевые или разношерстные меховые лоскутки, развешивая их на деревьях.

                 Человек не выделял себя из животного мира и мог даже относить свой род к какой-нибудь группе зверей или птиц, которые приобретали функции тотема. По представлениям эвенов, животные также обладают разумом, понимают человеческую речь, их нельзя оскорблять. Считалось, что звери добровольно давали себя убить охотнику, но после смерти существовали в других субстанциях или ипостасях.

                  Поскольку охота являлась важнейшим источником существования эвенов, в знак уважения к природе эвены строго соблюдали этические нормы, относящиеся к охотничьей деятельности. Так, запрещалось ходить по костям, чешуе, бросать их в грязь. Разделка туши зверя сопровождалась рядом предосторожностей: нельзя было проливать кровь животного на землю, черепа и трубчатые кости захоранивались. В начале выпускания крови, убитого животного в знак благодарности за добычу и извинения за убитого зверя охотник обрызгивал ею в разные стороны, обращаясь к духу леса. Весь процесс разделки туши занимал 15 минут, причем туша расчленялась по суставам, без ломки трубчатых костей. При богатой добыче охотник смазывал убитой лисе, рыси, соболью мордочку жиром или маслом, приговаривая: «Ешь, угощайся, и будем друзьями!». Он общался с убитым зверем, выражал какую-нибудь свою просьбу. Считалось, что, съев животное-божество, человек приобщался к его миру, получал возможность исполнения своего желания, так как зверь, по его представлениям, позволил себя убить, тем самым даровав удачу и успех охотнику. Как правило, эти божества-животные были отмечены редко встречающимися признаками и приметами. Например, звери с редкой мастью – пестрая белка, белый колонок, пегий медведь, серебристо-серый олень.

                Атрибут охотничьей деятельности – личный нож содержали в чистоте, украшали. Даже в этом охотник показывал свое уважение к природе.

                У эвенов существовал неписаный закон давдындын, связанный с удачей на охоте, регулирующий этические нормы взаимоотношений между охотниками. Поскольку на охоте удача могла сопутствовать только одному человеку, чтобы предотвратить вражду, зависть, говорили: «Великий Покровитель охоты на этот раз дал удачу только одному из нас, но в следующий раз удача улыбнется и другим». 

                Будущих охотников с детства приучали к этикету охоты. Без необходимости никогда не убивали птиц, животных, брали птенцов из гнезда только во время сильного голода, но и тогда 1–2 птенцов оставляли. Запрещалось убивать птиц и животных, даже грызунов, пришедших к человеку, спасаясь от преследований хищников, стихийных бедствий. Таким образом соблюдались законы взаимовыручки, по которым жила тундра.

               Особое место в религиозных представлениях эвенов, как и у юкагиров, занимало поклонение солнцу, которому приносили в жертву оленей. Существовал также широко распространённый в Северной Азии культ медведя. Так, эвен, получивший в качестве нимата медведя, устраивал общественный праздник, на котором мясо медведя съедалось, кости захоранивались на свайном помосте, складывая их в строго анатомическом порядке. Местами сохранялся древний обряд похорон черепа медведя путём укрепления его на вершине невысокой лиственницы.

                Эвенский шаманизм остается неизученным до сих пор. Специальных исследований по шаманизму эвенов нет. Костюм эвенского шамана отличается от эвенкийского и якутского меньшей сложностью, в частности, тем, что в нем отсутствовали кованые железные изображения духов. Шаманские бубны, близкие к амурскому варианту, сравнительно узкоободные, круглые, небольшого диаметра.

                 В XVII-XVIII вв. при погребении было принято одевать покойника в самое лучшее платье сообразно времени года. Умершего укладывали в деревянную колоду, которую устанавливали на деревья или на столбы. Заколов несколько оленей, их кровью обагряли гроб и деревья. Чум умершего, его утварь и прочее оставляли под деревьями. И.А. Худяков писал, что индигирские ламуты (эвены) хоронили покойников головой на запад, ибо верили, что он «отправится на восток». Томпонские эвены, по материалам В.А. Туголукова, обряжали покойников в одежду, сшитую без узлов, «чтобы облегчить душе освобождение от тела, когда она начнет свое путешествие». Обычай удушения оленей при похоронном обряде у эвенов, как предполагают ученые, является наиболее древним тунгусским способом умерщвления жертвенных животных.  

Камлание тунгусского шамана Савея

Источник и фото из кн: Алексеев, А.А. Эвены Верхоянья: история и культура (конец XIX – 80-е гг.ХХ в.) / А.А. Алексеев. – СПб: ВВМ, 2006.

Гоголев, А.И. История Якутии: учеб. пособие для вузов / А.И. Гоголев. - 2-е изд., доп. – Якутск: Изд. дом СВФУ, 2013.