У юкагиров в традиционное время в семейно-брачных отношенияхгосподствовал материнский род.До конца XIX века сохранялись ее пережитки, например,матрилокальность брака — поселение мужа в семье родителей жены. Калым у верхнеколымских юкагиров отсутствовал. Жених в течение некоторого времени выполнял разную работу в семье невесты. Этот период, предшествовавший браку, бывал различной продолжительности. Впрочем, при существовавшей у юкагиров добрачной половой свободе девушек будущие муж и жена и до брака обычно фактически уже находились в брачной связи. Молодой человек для вступления в брак должен был пройти определенные испытания, устроенные отцом девушки. Обычно юноша, после удачных испытаний приходил жить в семью невесты и становился защитником семьи.

          Получив согласие родителей невесты на брак, жених приносил свое имущество, заключавшееся только в охотничьем снаряжении, в дом тестя и оставался жить там. Никаких особых церемоний при этом не было. По описаниям наблюдателей, зять обычно находился в зависимом положении от старших членов семьи жены. При матрилокальности брака наследование шло, однако, по отцовской линии. По преданиям, в прошлом существовал особый порядок, представлявший переходную форму от материнского права к отцовскому, согласно которому старший сын и дочь причислялись к роду матери, следующие дети — к роду отца. У тундровых юкагиров брак был патрилокален. Существовали обряды сватовства и свадьбы. Но в общем различия в семейно-брачных нормах между тундровыми и верхнеколымскими юкагирами были невелики.

         В семье существовал обычай избегания, когда между определенными родственниками существовал запрет общения. Например, родные братья не могли говорить друг с другом, родные сестры, отец не мог говорить с женой сына, старший брат с женой младшего брата и т. д.

Юкагирская семья

https://www.yakutskhistory.net/%D1%8F%D0%BA%D1%83%D1%82%D1%8B/%D1%8E%D0%BA%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D1%80%D1%8B/

Источники:

Иохельсон В.И.  Юкагиры и юкагиризированные тунгусы. – Новосибирск: Наука, 2005. 675 с.

NarodyArktiki 2019