NarodyArktiki 2019

             К XVII–XVIII векам основной общественно-экономической единицей у чукчей была патриархальная семейная община, состоявшая из нескольких семей, имевших единое хозяйство и общее жилище. В состав общины входило до 10 и более взрослых мужчин, связанных узами родства. У береговых чукчей производственные и социальные связи складывались вокруг байдары, размер которой зависел от количества членов общины. Главой артели являлся собственник большой кожаной байдары, или вельбота, необходимых для охоты. Он привлекал в артель ближайших родственников и соседей. В старину байдара была владением семейно-групповой артели. Байдарные артели в приморских поселках между собой ничем не связаны. Они просто обитают рядом. В большом поселке может быть несколько артельных групп.

            У оленных чукчей единицей является стойбище (3— 5 семей). Главой стойбища в артельном стаде являлся старший родственник, на стойбище богатого оленевода главой и хозяином являлся собственник оленьего стада, у которого были батраки и от которого зависели ближайшие соседи среднего и малого достатка, жившие тут же или на ближайших стойбищах.

Чукчи не имели постоянных вождей и вообще никакой организованной власти. Это отмечено уже самыми ранними исследователями. Во время русско-чукотской войны явились военные вожди, но потом, с окончанием войны, их влияние исчезло.

            В чукотском обществе отсутствовали такие показатели родовой организации, как экзогамный обычай (запрет вступать в брак внутри рода) и родовое самоуправление. Они знали патриархальное рабство. Рабы, мужчины и женщины, захватывались во время военных столкновений с эскимосами, юкагирами и коряками. Они жили в яранге хозяина, пасли его оленей и выполняли другие хозяйственные работы. Иногда рабом считались, и чукча-убийца или кто-нибудь из членов его семьи, выданный родственникам убитого. Этот человек приходил в семью убитого, и выполнял всю его работу, заменяя мужа его жене и отца его детям.

            У приморских чукчей существовало убийство стариков, возникшее некогда на почве недостатка пищи, а потом получившее характер добровольной смерти или жертвоприношения духам. Этот обычай существовал еще до самого последнего времени. Среди оленеводов он сохранялся преимущественно в семьях приморского происхождения.

 

Источники: Богораз-Тан В.Г. Чукчи. – Ч.1-2. – Л., 1934-39.

Народы Северо-Востока Сибири – М.: Наука, 2010. 773 с.;